Rambler's Top100
Королевская Битва Фукасаку
Картина

Режиссер Киндзи Фукасаку
Правда, надежда и насилие
Фильмография
Интервью


Кинджи Фукасаку: правда, надежда и насилие



Фукасаку дебютировал в 1961 году внутри строго регулируемой студийной системы, в которой актеры и режиссёры были жёстко связаны контрактами со студией, а индивидуальные творческие достижения не значили ровным счётом ничего (причина абсолютной непопулярности Куросавы на родине и его же признания на Западе). В таком окружении гангстерские фильмы на современном материале Фукасаку, превращали его в аутсайдера, поскольку студия Toei, для которой он снимал, производила только самурайские фильмы и костюмные драмы.

Насилие
Взрослые
Дети
Фукасаку
Китано
Цитаты
Программа выживания

Фильмы Кинджи Фукасаку всегда пользовались неизменным успехом на родине, но такой мировой славы, как работы других японских классиков - Акиры Куросавы, Сейджуна Сузуки или Сохея Имамуры, они никогда не имели. В Японии же его творчество оказало огромное влияние на кинематограф - внутри и вне мейнстрима.

Но не только жанр выделял Фукасаку из общей массы. Он снимал не просто гангстерские фильмы, это были манифесты социальной критики. Они отражали жизнь послевоенной Японии, когда экономическое процветание для избранных означало нищету и полную безнадёгу для большинства. На это и был направлен праведный гнев Фукасаку.

Он же и стал основным побудительным мотивом для фильмов Фукасаку 60-х-70-х. Находясь под сильным влиянием итальянского неореализма, Фукасаку помещал своих героев в мрачные кварталы полуразрушенных трущоб и чёрного рынка, в хаос обыденности, максимально контрастировавшего с преуспеванием и экономическим ростом, вбивавшимся в сознание обывателя правительством. Картина "Волки, свиньи и люди" 64 года рассказывала о вражде трёх братьев-преступников (один - уважаемый член якудза, другой - безбашенный бандит, третий - неопытный юнец), финал которой разворачивался в заброшенной трущобе. Во время братской бойни обитателям убогого городишки была отведена роль пассивных наблюдателей, которым не дозволено вмешиваться и играть хоть какую-нибудь роль в происходящем. Логичный выбор для Фукасаку, поскольку пребывавшие за чертой бедности массы были предметом наименьшей заботы правительства.

В "Волках, свиньях и людях" также впервые обнаружились характерные черты визуального стиля Фукасаку, которые он будет последовательно развивать в течение 60-х. Находясь частично под влиянием французской "новой волны" с её ручной камерой, острыми углами съёмки и стоп-кадрами, Фукасаку в равной степени использовал и повествовательные, и визуальные составляющие фильма. Индивидуальный стиль Фукасаку достигнет настоящей зрелости в следующем десятилетии, но, как всякий значительный художник того времени, он не смог совсем пройти мимо стилистического поп-экстремизма 60-х и, объединившись с Юкио Мисимой, снял чрезвычайно увлекательную красочную поп-артистскую экранизацию детектива Эдогавы Рампо "Чёрная ящерица" (68).

Пристрастие Фукасаку к социальным обобщениям и визуальной стороне фильма прогрессировало, но прорисовка персонажей хромала. В "Волках, свиньях и людях", "Разрыве" (67), "Зови меня шантаж!" (68) и "Боссе японской мафии" (69) его герои еще придерживались четкого морального кодекса "гири-нинджо", традиционного элемента японского гангстерского кино. Однако в начале 70-х всё изменилось. Гангстеры Фукасаку начисто лишены кодекса чести, они движимы лишь алчностью, трусостью и нуждой (впервые в "Симпатии к неудачнику"). Такое представление о гангстерах - режиссёрский опыт общения с ними.

Лента с "говорящим" названием "Бои без чести и жалости" наконец похоронила иллюзию "гири-нинджо" и навсегда изменила жанр японского гангстерского фильма. Нарисовав грубый портрет зарождения современной якудзы, Фукасаку лишил гангстерское кино гламура, обнажая истинные корни организованной преступности, - нищету, униженность и алчность. Мы видим японских солдат, побеждённых и лишённых достоинства, объединяющихся в банды против американских оккупантов, ворующих еду с уличных рынков и убивающих за чашку риса. Они становятся новой якудзой просто потому, что преступление для них - единственный выход.

"Бои без чести и жалости" стали мощным кассовым хитом. Зрители, которые столько лет безропотно проглатывали лживые "гири-нинджо"-фильмы, поставляемые студийным конвейером (включая перепрофилировавшуюся с костюмных фильмов Toei), вдруг увидели фильм, показавший им действительность, в которой они живут. Внезапно взлетевший на вершины режиссёрского Олимпа Фукасаку с усердием взялся за постановку сиквела. Когда сиквел повторил успех оригинального фильма, Фукасаку снял третью серию. За два года режиссер снял пять фильмов-"Боев".

После серии "Боёв" (пятый эпизод был задуман как последний) Фукасаку сделал еще несколько фильмов, исследовавших мрачную психологическую подоплёку преступного бытия: "Полицейские против бандитов" (75), "Кладбище якудза" (76) и, прежде всего, "Кладбище чести" (76). Объединил эти фильмы хаотичный сюжет, в котором грань между добром и злом истончалась до полного исчезновения. Коррупция, убийства, наркомания, сцены изнасилования и полицейской жестокости - реалистичное изображение жизни по законам насилия. В сочетании с отточенным к тому времени до совершенства визуальным стилем у Фукасаку получался взрывной убойный микс жестокого и абсолютно живого кино.

Тем временем Toei хотели, чтобы Фукасаку вернулся к "Боям", от которых режиссёр давно устал. Он дал согласие лишь тогда, когда студия разрешила ему изменить персонажей и место действия. В итоге он снял еще три фильма, прежде чем окончательно расстался со своим эпическим детищем. Так завершился второй этап в карьере режиссёра. В последние годы декады Фукасаку вообще не снимал гангстерских фильмов.

Тем временем студийная система в Японии была фактически на грани полного краха. Режиссёрам приходилось самим изыскивать средства для постановки фильмов - так началась эра ко-продукций. Для Фукасаку это был период пробы пера в самых различных жанрах. Он снимал самурайские фильмы, фантастику (впервые он попробовал себя в этом жанре в 68-м - "Зелёная слизь"), ужастики и мюзиклы и часто сотрудничал с самой популярной парой японских экшн-звёзд - Сонни (Шиничи) Чибой и Хенри (Хироюки) Санадой.

В компании этой парочки он впервые попал на самурайскую территорию (жанр, долго им избегаемый), сняв "Самурая сегуна" и его сиквел "Падение замка Ако" (оба - 78). Также эти двое снялись вместе с американским актёрами Виком Морроу, Гленном Фордом, Чаком Коннорсом и Эдвардом Джеймсом Олмосом в высокобюджетных интернациональных постановках фантастических фильмов Фукасаку "Послание из космоса" (78) и "Вирус" (80). Фукасаку не был новичком в международных ко-продукциях: в 70-м он занял место Акиры Куросавы, отстранённого от амбициозного проекта американо-японского военного эпика "Тора! Тора! Тора!" (со-режиссёр - Ричард Флейшер).

Режиссёрская карьера Фукасаку длится уже четыре десятилетия и насчитывает 60 фильмов, но он не сбавляет обороты. Его многоликий режиссёрский талант не увял и в наши дни, когда такие молодые дарования, как Такаси Исии, Такеши Китано, Масато Харада и Такаси Миикэ потрясли мир своими ревизионистскими интерпретациями гангстерского кино. Фильм Фукасаку 92-ого года "Тройной крест" - яростный, маниакальный, с неумолчно сквернословящими героями, криминальный экшн - бросает вызов молодёжи на её же территории. Сюжет о матёром грабителе банков, долю которого похищает молодой вор, ясно отразил режиссёрские намерения.

Несмотря на брошенный вызов, а, может, и благодаря ему, Кинджи Фукасаку - уважаемая фигура среди молодых режиссёров, и не только в Японии - так, Квентин Тарантино пригласил ветерана на съёмочную площадку "Джеки Браун". Во время ретроспективы Фукасаку на Роттердамском кинофестивале 2000 года, молодых режиссеров - Такаси Миикэ, Киёси Куросаву, Шиоту Акихико и Макото Шинозаки - часто видели в кинозале.

И сегодня 70-летний ветеран не собирается расслабляться. В 99-ом году он вернулся к теме послевоенной Японии драмой "Дом гейши", наконец реализовав сценарий, по которому мечтал снять уже 30 лет. Его последний фильм, "Королевская битва", вызвал лихорадочные споры ещё до выхода на экраны. Фильм получил рейтинг "до 15-ти", что расстроило Фукасаку и звезду фильма Такеши Китано, "целившихся" именно в эту аудиторию. Дебаты перекинулись в парламент, где член Демократической партии призывал к запрету "Королевской битвы", не посмотрев сам фильм, а лишь прочитав роман, по которому он снят, предчувствуя "всплеск преступности" и "нарушение порядка". А в США прокат "Королевской битвы" запрещён.

Несомненно, фильмы Фукасаку и дальше будут провоцировать как публику, так и киноиндустрию (и японскую и мировую).


© 2001 Фильм.Ру - всё о кино, афиша кинотеатров Москвы   webmaster@film.ru